h-main-new-slide-3.jpg

LATEST
NEWS

Search

Государство и большие корпорации

Государство не контролирует блатной капитализм, оно его создает.



Инцестуальная любовь

В октябре 2013 г., президент (Обама) и Конгресс не смогли договориться к сроку о расходной части бюджета страны. Правительство США осталось без финансирования, и пресса много гадала о том, как же чиновники будут работать без жалованья, да и будут ли работать? В числе прочего было такое сообщение агентства Reuters:


Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA): около 55 процентов сотрудников FDA продолжат работу. Из них 74 процента будут финансироваться из взносов, получаемых FDA от компаний – представителей отраслей, которые она регулирует.


До чего же любят эти компании своих регуляторов… Видать, неплохо живется им при регулировании. Прямо счастливы они под опекой государства, жить без нее не могут. А мы-то все жалеем частников, на чью свободу выбора покушается государство!..


Блатной капитализм

Он знал, что настоящее содержание всякой минуты – игра и драма злых исторических сил. Произвол, хищный интерес, шкурный страх и глупость.

Самуил Лурье (о Салтыкове-Щедрине)


По-английски: crony capitalism. От слова crony (дружок, кореш и т. п.) произошло слово cronyism, которое по-русски передается примерно, как кумовство или блат. Это – когда кто-то может получать пользу лично себе от политики государства. Такая система побуждает фирмы искать благорасположения политиков и чиновников, чтобы получать выгоды за счет хороших связей, а не от производительной деятельности.


Очевидно, что чем больше и глубже вовлеченность государства в микроэкономические отношения (путем регулирования, обложения, субсидирования, протекционизма, квотирования, лицензирования и пр.), тем больше прибыльность бизнеса будет зависеть от государственной поддержки, и тем больше возможностей открывается для кумовства и блата. Чем крупнее частная корпорация, тем больше у нее ресурсов для «пожертвований» госструктурам. Так возникает противоестественная любовь Большого Бизнеса и Большого Государства.

Блатной капитализм есть экономическая система, в которой прибыль и выгоды бизнеса зависят от политических связей. И чем больше государство, тем больше открывается возможностей для развития блатного капитализма. Вплоть до наделения корпораций скрытой или фактической монополией на рынке.


…Знаете, что такое «вращающаяся дверь»? На языке политиков и публицистов, это означает вот что: некий бизнесмен идет в политику и становится политиком, а некий политик, ушедший из власти (по любым причинам), становится высоким должностным лицом в некой корпорации. Понятно, что такие превращения возможны только при личностных связях – одного в кругу политиков, другого – в кругах частных компаний. А лучше всего – и там, и тут.


…Яркий пример одного из множества таких превращений – знаменитый негодяй Пол Райан. Был ярким конгрессменом-республиканцем, говорил много хороших слов, критиковал Обаму. Его прочили в спикеры Палаты, и выбрали в конце 2015 г., с уходом в отставку спикера Бенера, многолетнего лидера республиканцев. Вместе с избранием Трампа в 2016-м, в Палате появилось республиканское большинство. После этого Райан стал непонятным. Он поддерживал некоторые меры Трампа (как сокращение налогов), но при этом два года, имея большинство, разными средствами нередко тормозил его политику в других областях. А потом ушел из политики в ноябре 2018 г, чтобы тут же стать членом Бюро директоров корпорации Фокс (не подразделения Фокс-ньюс, а всей корпорации). И вместе с ним ушли в отставку еще 40 депутатов-республиканцев. Неожиданно, перед самыми промежуточными выборами. Партия не была готова к такому обороту, на этих выборах потеряла большинство, и спикером стала Пелоси. А с приходом Райана в Фокс, политический курс корпорации накренился влево… Такие вот совпадения…


…Термин crony capitalism часто встречается в публицистике, но в академической литературе – гораздо реже, отмечает Рэндолл Холком. Однако, стоит понять его значение, как вы обнаруживаете, что существует огромная масса научной литературы на эту тему. Десятилетиями ученые исследовали блатной капитализм, не употребляя этого термина. В каждом случае в фокусе были те или иные компоненты системы, без отчетливой формулировки именно того факта, что все это – части некоего единого явления.


Некоторые говорят, что термин неудачен. Когда простой человек слышит выражение «блатной капитализм», он отождествляет его с капитализмом вообще, и это делает его более восприимчивыми к антикапиталистической пропаганде левых демагогов. Это вообще уже не капитализм, указывают они, а некая новая форма организации общества. И предлагают взамен просто слово cronyism (система блата, или кумовство) или, пуще того, crony government (государство кумовства, или блатное государство). Видимо, в этом есть резон, хотя термин crony capitalism уже вошел в широкий обиход.


Итак, что мы имеем в результате обобщения отдельных компонентов системы блатного государства?


Было: государство есть выразитель общих интересов, оно стремится улучшить функционирование экономики, оно желает общего блага и обладает достаточной полнотой информации обо всех проблемах и способах их решения. Государственная власть может все, если захочет. И т.д. Звучит наивно? Но именно такие представления лежат в основе моделей и программ экономистов – государственников. Не говоря уже о пропаганде в СМИ.


Сегодня мы знаем, что реальное государство может не хотеть или не мочь проводить рекомендуемые экономистами меры политики. Решения государства принимаются конкретными людьми, поэтому нереалистично описывать государство как некую единичную сущность, принимающую решения. С другой стороны, решения в государстве принимаются не индивидуально, а в результате коллективных процедур. Например, логроллинга (сговор отдельных депутатов: ты поддержишь мой законопроект, а я – твой).


Государство не всеведуще. Чаще всего оно не обладает информацией, необходимой для проведения самой хорошей политики. К примеру, оптимальное производство общественных благ требует знания спроса на такие блага, но это невозможно, потому что рынка этих благ не существует. Оптимизация корректировки экстерналий предполагает знание величин соответствующих издержек – теоретически они существуют, но на практике не наблюдаемы. Корень всех подобных проблем состоит в том имманентном свойстве рынка, которое Хайек назвал рассеянным знанием, принципиально недоступным внешнему наблюдателю. Достижения Хайека настолько неудобны для экономистов и политиков, что их просто не знают и знать не хотят.

Государство не альтруист. Принимая решения, лица в государстве озабочены собственными интересами. Избираемые политики принимают решения, помышляя не столько об интересах общества, сколько о своих выгодах.


Бюрократы не извлекают прямой выгоды от принятия хороших решений, но за плохие могут быть наказаны. Поэтому они не рискуют и не проявляют инициативы. Как показал Уильям Нисканен, их собственный интерес может сводиться к увеличению бюджета своих контор, и обычно они могут этого добиться, хотя для общества это является тратой ресурсов без экономической отдачи.


Государство не всемогуще. Даже диктатору нужны структуры, поддерживающие его власть. Тем более, в демократическом государстве политики должны оказывать предпочтение тем, кто их поддерживает.


Когда политикам или бюрократам дается власть вводить меры регулирования или распределять деньги, им дается власть награждать одних за счет других. А так как всегда имеются желающие получить кое-что, не доступное обычным законным путем, или уберечься от конкурентов, политики обращают взоры туда, где можно продать такие привилегии в обмен на услуги или денежную поддержку, называемую законными пожертвованиями. Появляется кумовство. Блатной капитализм всегда означает сговор государства и бизнеса, и сговор этот обязательно направлен против посторонних экономических агентов – нередко против всего населения (в виде скрытых налогов, завышенных цен на рынке, и пр.)