h-main-new-slide-3.jpg

LATEST
NEWS

Search

Кому доверить свой голос?


Друзья! Будучи уже 35 лет гражданином США, я живу в Израиле и не смогу 3-го ноября добраться до Америки. А из-за глухого местного карантина не смог доехать до нашего посольства в Иерусалиме, чтобы проголосовать там. Но это голосование настолько судьбоносно для наших стран, что каждый бюллетень может оказаться решающим. И потому я решил доверить свой голос вам, моим американским читателям.

Но прежде, чем сделать это, обязан сказать вот что.

Я приехал в США при демократе Джимми Картере, который обрушил Америку не только в экономическое, но и в моральное банкротство. Как я уже писал (а вы, надеюсь, и сами помните), бизнесы сбежали тогда из Нью-Йорка, отчего у мэрии не было денег – мусорщики и работники транспорта не получали зарплату, сабвей и автобусы не работали, и даже на Бродвее мешки с мусором лежали вровень с окнами вторых этажей. Зато на 42-ой было не протолкнуться от торговцев наркотиков, их «Смок! Смок! Смок!» был на каждом шагу, а знаменитый мэр Эдвард Коч собирал на Таймс-сквер толпы проституток и – я сам видел – униженно просил их перебраться с 42-ой на 16-ю стрит. Средь бела дня, при выходе из Public Library на 5-ой авеню, ко мне пристал высоченный чepный (тогда не было термина «aфpoaмepикaнец», и «Новое русское слово» безнаказанно писало «Чepный члeн Конгресса выступил с речью…»; интересно, как бы они теперь назвали Вэл Демингс?), так вот, молодой чepный прилюдно пристал ко мне с требованием дать ему три доллара или он бритвой попишет мне лицо…

Впрочем, после моей сорокалетней закалки в СССР это было даже весело и увлекательно. И потому в студии радиостанции «Свобода», давая интервью Владимиру Юрасову, беглому полковнику Красной армии, я бодро сравнивал сытую американскую жизнь с пустыми прилавками московских продмагов и рассказывал о талонах на 2 кг мяса (а, на самом деле, на кости), которые нам, киношникам, давали на «Мосфильме» и на киностудии имени Горького. На что Юрасов сказал мне горестно: «Вы еще не все здесь понимаете. Наша страна уже в таком состоянии, что завтра советский десант может высадиться с Кубы и советские танки пойдут по Бродвею».

И почти как в воду глядел! Когда 4 ноября 1979 года иcлaмиcты захватили в Тегеране наше посольство и взяли в заложники 52 наших дипломата, президент Картер не смог договориться об их освобождении и дал добро на спасательную операцию «Орлиный коготь», которая обернулась позором: из восьми десантных вертолетов, вылетевших на задание, один рухнул сразу после взлета, второй заблудился в песчаной буре, на третьем обнаружились проблемы с гидравликой, а четвертый при дозаправке врезался в самолёт-заправщик и в пожаре погибло восемь членов экипажа и обе машины. После чего все вертолёты были брошены в пустыне, а с ними тела погибших и вся секретная документация по проведению операции.

«Орлиный коготь» президента Картера оказался на редкость тупым и бессильным…

Слава Богу,

Джимми не остался в Белом доме на второй срок, иначе – при таком демо-критическом состоянии нашей армии – Фидель Кастро смог бы легко оккупировать Нью-Йорк даже без помощи Кремля.

Но тогда Америка еще была Америкой, а американцы американцами. Я сужу по старику Сэму, хозяину крохотного «Seven/Eleven» на углу 179-ой и Бродвея, у которого я покупал тогда свой рацион – хлеб, овсянку и молоко. Каждый раз, когда он складывал их в коричневый бумажный пакет, он говорил: «Видишь? А в твоей России нет ни мяса, ни сахара!». Я долго терпел, а потом психанул и, как мог, сказал ему по-английски все, что думал о Картере и правительстве. На что Сэм спокойно ответил:

– Yes, we’ve made a mistake. Да, мы сделали ошибку –выбрали дурака в Белый дом. Но не беспокойся – скоро выборы, мы его выбросим оттуда.

Я не поверил. Я только-только прилетел из СССР, где из Кремля выносят не на выборах, а лишь на катафалке.

Следующим демократическим президентом был Билл Клинтон. С тех пор у меня есть привычка следить за первым днем или поступком каждого нового президента и премьер-министра. Потому что назавтра после вселения Клинтона в Белый дом журналисты спросили у него: «Что вы сделали в ту минуту, когда увидели по телеку, что победили на выборах?». И Клинтон, будучи еще в кураже от победы, честно сказал: «Мы с Хиллари прыгнули в кровать и стали хохотать, как сумасшедшие!».

А теперь скажите, кто, выиграв выборы или в любую другую игру, станет хохотать? По-моему, только жулики, мухлевальщики и аферисты.

Я не историк, чтобы анализировать все правление Клинтона. Но я жил при нем в США и вот мое впечатление. Как нужно презирать своих избирателей, свою должность и Библию, на которой ты клялся служить стране, чтобы в Белом доме, сидя за столом Президента страны и разговаривая по телефону с министрами, вывалить свой члeн забежавшей на минуту практикантке-минeтчицe? А потом врать Конгрессу, что этого не было, а затем, дабы отвлечь Конгресс от принятия импичмента, начать бомбежку Югославии и Ирака…

И какой отпетой «прости Господи» нужно было быть Хиллари, чтобы, не моргнув глазом, проглотить этот вселенский позор, как божью росу. И какой нужно было быть «извините за выражение», чтобы, проиграв Бараку Обаме праймериз, пойти к нему в услужение госсекретарем именно тогда, когда Мишель презрительно выбрасывала на помойку всю мебель, которой Хиллари, будучи первой леди, обставила Белый дом! И насколько нужно было быть ниже плинтуса профессионально, чтобы подставить исламистам нашего посла в Бенгази и другие наши посольства в Египте, Ливане, Индии и Йемене. То есть, продолжить эстафету по имени «Орлиный коготь».

Правда, в отличие от бессеребренника Картера, верные супруги и любящие партнеры Клинтоны весьма обогатились на своих госдолжностях и благодаря им. Если их личное состояние оценивается теперь «всего лишь» в десятки миллионов долларов, то пару лет назад Фондом Клинтона заинтересовалось ФБР в связи с его размером, превышающим два миллиарда долларов, и арабскими деньгами, этот фонд пополняющими…

Ладно, перейдем к следующему демо-критическому президенту. К моему сожалению, к моменту его избрания в 2008 году старика Сэма из «Nine/Eleven» уже не было в живых, как и других настоящих американцев – его сверстников. Иначе я не могу себе объяснить, как Барак Хусейн Обама попал в Белый дом. Впрочем, одно объяснение есть. Разве вы не помните скольким миллионам мигpaнтoв-нeлeгaлoв объявили амнистии предыдущие президенты-демократы и демократические Конгрессы? А для чего, как не для вербовки их в свои избиратели. Но если можно дать гражданство нeлeгaлaм-мексиканцам, то почему не дать президентство нeлeгaлy, ставшему американцем по липовому свидетельству о рождении? Вот только вопрос: а на какие или, точнее, на чьи деньги он провел свою победную избирательную кампанию?

И тут я прошу вас вспомнить 3 июня 2009 года – президентский визит Барака Хусейна Обамы в Саудовскую Аравию, где – внимание! – впервые в истории американский президент в пояс поклонился apaбcкoмy королю и радостно надел себе на шею его награду – золотой ошейник весом 2,5 кг!!!

Вы не помните, за что он получил эту высшую арабскую награду? А я вам напомню. 28 июня 2007 года, то есть до президентских выборов, на конференции «Призыв к обновлению», спонсируемой либеральной христианской группой Sojourners, он сказал: «Кем бы мы ни были когда-то, мы больше не христианская нация – по крайней мере, не только. Мы также eвpeйcкaя нaция, мycyльмaнcкaя нация, буддийская нация, индуистская нация и нация неверующих». А после выборов, 6 апреля 2009 года, на пресс-конференции в Турции: «Хотя, как я уже упоминал, у нас очень большое христианское население, мы не считаем себя христианской нацией, eвpeйcкoй нaциeй или мycyльмaнcкoй нацией…»

Вот такой спич-мастер, усвоивший, я подозреваю, манеру ораторствовать от другого оратора из фильма Лени Рифеншталь «Триумф воли» …

И так, в отличие от обаяшки Билла и милашки Хиллари, работавших только на себя, он отрабатывал арабские скрытые и открытые награды – 22 декабря 2012 года египетский журнал «Роза эль-Юсеф» гордо назвал шестерых «агентов влияния» иcлaмиcтoв в Белом доме: помощника министра внутренней безопасности и советника Обамы по отношениям с мycyльмaнcкими странами Арифа Алихана, спецпредставителя США в Организации иcлaмcкoй конференции Рашада Хусейна, соучредителя Мусульманского совета по связям с общественностью Салама аль-Мараяти, главу Исламского общества Северной Америки и советника министерства внутренней безопасности по борьбе с экстремизмом и терроризмом имама Мохаммеда Маджида, консультанта министерства внутренней безопасности и члена консультативного совета при президенте Эбу Патела и старшего члена консультативного совета внутренней безопасности при одноименном министерстве Мухаммеда Элибиари, имевшего эксклюзивный доступ к базам ФБР и прославившегося 31 октября 2013 года своим