h-main-new-slide-3.jpg

LATEST
NEWS

Search

Исландское исследование показывает, что государственные служащие не нужны

Афоризм, приписываемый Марку Твену или Уинстону Черчиллю (а может и Джонатану Свифту), гласит, что пока правда надевает штаны, ложь может оббежать полмира.


Photo copyright: pixabay.com

Одним из таких видов лжи или, по крайней мере, помутнения сознания является то, что я называю “прогрессивистскими поп-новостями”. Обычно это квазиакадемические исследования или захватывающие анекдотические свидетельства, которые как бы подтверждают давние предубеждения прогрессивистов. Они часто касаются экологии (например, что-нибудь об Арктике или таянии ледников), но могут быть чем угодно — от чудес расового равенства или гендерного разнообразия корпоративных наблюдательных советов до успеха законов о минимальной заработной плате. Если говорить о прошедшей неделе, наши любимые прогрессивисты обнаружили предмет для своей деятельности в природе труда и, конечно, в злых корпорациях, заставляющих нас работать слишком много за слишком низкую плату.

Мы все должны работать меньше за ту же зарплату.

Два эксперимента с сокращенными рабочими неделями в Исландии в период с 2015 по 2019 годы дали потрясающе положительный результат. Так считает британская неправительственная организация и ее исландский аналог, составивший отчет. (Не желая участвовать в их PR-кампании, я воздерживаюсь от называния их имен или ссылок на их веб-сайты. Считается, что заинтересованные читатели компетентны в искусстве гугления)


Поддерживая “давние призывы местных организаций и союзов”, активисты убедили город Рейкьявик начать эксперимент с участием 66 человек в выбранных ими офисах, измеряя эффективность их работы по сравнению с контрольной группой. Рабочая неделя должна была быть сокращена на 1, 2 или 3 часа в неделю при сохранении заработной платы. После некоторых политических спекуляций о “первоначальном успехе” в эксперименте приняли участие уже 2500 сотрудников на всех уровнях исландского государства, при этом заинтересованные департаменты и управления сами выбирали участвовать им или нет. На этом этапе всякое упоминание о контрольных группах из эксперимента исчезло. Все задействованные сотрудники были правительственными чиновниками, начиная от критически важных служб, таких как Городская библиотека и Городской музей, до служб парковки и кураторов ботанического сада (да, такие действительно есть). Среди тех, у кого больше всего сократилось время работы, аж 4 часа в неделю, мы находим полицейское управление в Вестфьорде (которое недавно попало в заголовки из-за слухов о бродячем белом медведе) — отдаленной горной местности с 7000 жителей и в общей сложности 22 офицерами.


Как утверждается, результаты были, ошеломляющими, с множеством положительных отзывов участников и без заметного спада в каких-либо услугах. BBC сообщила, что “четырехдневная неделя” имела “ошеломляющий успех”, и HuffPo и CNBC разделили с ней эти прекрасные чувства. Теперь нам говорят, что грандиозная схема, охватившая 1% рабочей силы Исландии, будет расширена, чтобы задействовать, возможно, 86% сотрудников. (В не очень осторожных руках Криса Веллера из Business Insider это превратилось в 86% “теперь сокращают часы работы”). Об этом сообщило агентство Bloomberg; газета Independent опубликовала обнадеживающие политические цитаты одного из “директоров по исследованиям” аналитического центра; скандинавские новости и радиопередачи постоянно говорили об этом.

И да, под “этим” я подразумеваю лажу. Как и во всех других случаях прогрессивистских поп-новостей, информация выглядит очень подозрительно, а критичность и въедливость журналистов в таких случаях куда-то внезапно исчезает.


Начнем с организаций, которые я не буду называть: британская организация открыто описывает себя как фокусирующуюся “на будущем работы и экономического планирования”, как будто попытки спланировать экономику — это великий подвиг, которым нужно хвастаться. Их исландский аналог представляет собой типичную мелкомасштабную инициативу, призывающую к демократическому управлению экономикой, к корпорациям, управляемым служащими, и к власти, возвращенной народу от “малых и могущественных групп”, которые теперь якобы все контролируют.


Отлично. Запустить эти организации изучать продолжительность рабочего дня все равно, что позволить баптистской церкви Вестборо давать показания о проблемах психического здоровья в ЛГБТ-сообществе или учредить должность представителя ИГИЛ в Госдепартаменте США для корректировки их внешней политики.

Далее несколько обескураживающих фактов. В эксперименте не было никакой 4-дневной рабочей недели, и потому вопрос о том, в чем именно состоял его “грандиозный успех” я оставляю решать читателю. Некоторые задействованные в опытах офисы предоставляли сотрудникам дополнительную гибкость во времени, другие чередовали короткие и длинные недели (с чередованием более коротких часов и выходных в пятницу после обеда). Большинство офисов сократили рабочие недели на ничтожные 1-2 часа, но благодаря активистам клавиатуры из BBC или HuffPo это стало “четырехдневной рабочей неделей” — по-видимому, потому, что организации, проводившие исследование, явно считали это политической целью. Другая идиотская версия происходящего была замечена на Yahoo Finance и согласно их комментарию у работников было три дополнительных выходных в неделю.


В первоначальном исследовании с участием 66 человек, очевидно, были задействованы контрольные группы. Затем “успех” мероприятия потребовал гораздо большего количества сотрудников, достигнув сенсационной цифры “1,3% рабочей силы”, за которую ухватились международные новостные агентства. Где-то между помпезным описанием и “анализом” контрольные группы исчезли. Поверхностные метрики, используемые каждым офисом для измерения своей эффективности во время эксперимента, были достаточно расплывчатыми, чтобы включать в себя всю деятельность отдела (выданные разрешения, нарушения правил дорожного движения, закрытые иммиграционные дела и среднее время ожидания). Кроме того, на них явно влияют факторы, намного худшие того простого обстоятельства, что некоторые дела требуют больше времени, чем несколько часов работы. Отнесенные к концу отчета, количественные сравнения сопоставляли эффективность до эксперимента с показателем после него и это было основанием для вывода, что никаких отрицательных эффектов выявить не удалось. (Интересно, в чем заключалась цель контрольных групп, если вы все равно собирались провести только обсервационное исследование?).


К счастью, оказалось, что полицейские Вестфьорда могут выписать столько же штрафов за превышение скорости, сколько они могли сделать до эксперимента, и даже закрыть больше дел через год после начала эксперимента, чем за два года до этого. Ура!


Большинство выпусков новостей, возможно, из-за своего рвения в распространении прогрессивистского евангелия, совершенно свободно обращались с числами. Некоторые из них сосредоточились на 1% рабочей силы, что, хотя и приблизительно соответствует действительности, сильно вводит в заблуждение, учитывая, что мы имеем дело со страной, население которой составляет всего лишь 370 000 человек. Другие объединяли в одно целое всех, кто перешел на более короткие рабочие недели, со всеми, кто “получил право сокращать свои рабочие часы”, и теми, кто “скоро может получить это право” в ходе текущих профсоюзных переговоров. Такая инклюзивная арифметика в итоге выдала результат в “86% рабочей силы”. В совершенно некомпетентных журналистских руках Энни Нова на CNBC эта арифметическая магия стала очевидностью: она цитирует Джека Келлама, исследователя британской неправительственной организации, который сказал: “Тем не менее, несмотря на то, что Исландия — сравнительно небольшая национальная экономика, сдвиг коснулся 86% населения”.