h-main-new-slide-3.jpg

Иудейская война губернатора Куомо


Два дня и две ночи бруклинский Боро-Парк бурлил. Люди в черном, с развивающимися на ночном ветерке пейсами и синими трамповскими флагами, вышли на улицы самого еврейского района города с лозунгом «Мы не станем соблюдать!» Полиция присутствовала, но не вмешивалась. Не было разбито ни одной витрины, не было сожжено ни одной машины, но зато был устроен костер из гигиенических масок и поколотили двух еврейских репортеров.

Одного из них – 34-летнего Бериша Гетца, которого толпа обвинила в доносительстве, ему кричали «snitch!», отвезли в соседнюю больницу Маймонида. Второй – Джейкоб Корнблах отделался несколькими тумаками, правда при их получении его назвали «доносчиком», «нацистом» и даже «Гитлером». Пострадавший заявил, что его травлю организовал местный активист Хеши Тышлер, который избирается в горсовет.


Херши Тышлер – один из организаторов протестов в Боро-Парке – избиратель Трампа

Каплей, которая переполнила чашу еврейского терпения, стал введенный губернатором лимит посещаемости синагог – и вот какое удивительное совпадение – на большие еврейские праздники.

Согласно распоряжению губернатора Куомо, синагога в обозначенном им красном санитарном районе может заполняться только на 25% своей обычной вместимости, но не больше десяти человек.

«Это просто какое-то иезуитство! – сказал позвонивший на мое утреннее шоу слушатель. – В зале нашей синагоги вмещается 1200 человек. Значит, мы могли бы спокойно принять 300, не подвергая их опасности, а нам разрешают только десять! Какая логика?»

Логика Куомо-Де Блазио такая: евреи не носят маски и собираются большими группами, как это было на похоронах известного в их общине рабая этой весной. Они также посещают синагоги, ешивы и детские площадки в парках. В связи с этим у них выросло число тех, чей анализ на ковид дал положительный результат.

Это заставило губернатора ввести свою “иезуитскую” норму посещения синагог на праздники (это, конечно, совпадение), а когда это вызвало протесты, к которым присоединились депутаты горсовета и легислатуры штата от этих районов, заявить в передаче CNN Newsroom: «Мне безразлично – ты католик, еврей, мусульманин или атеист. Ты должен следовать правилам штата, законам штата. (…) Сказать честно, если ты не следуешь правилам, показатель инфицированных растет, люди болеют и заражают других. Вы знаете, что мы говорим о Бруклине. Мы говорим не о какой-то изолированной группе в провинции. Это – центр Бруклина. Они заразят других».

Действительно, графики городского отдела здравоохранения показывают, что в начале октября число положительных тестов на ковид в Бруклине выросло. Но потом снова упало. 4 октября вирус был выявлен у 159 человек, 5 октября – у 386 человек. На следующий день этот показатель сократился почти втрое, потом еще втрое. Скачок оказался временным, но никто не объяснит почему это произошло. Праздники? Большее число тестов? Протесты? Никто не знает. Но какова бы ни была причина этого скачка, не этот показатель кажется сегодня главным. За те же дни в Бруклине не выросло ни число госпитализаций ковидных пациентов, ни смертность от ковида. Самый высокий показатель госпитализации – 23 человека – 2 октября, но к 6 октября он упал до 6. Смертность от ковида в первые дни октября – 3 человека – ниже или на уровне сентябрьской.

Низкая госпитализация, надо понимать, объясняется тем, что за полгода, которые прошли с пика пандемии, наши медики получили арсенал эффективных медикаментов для борьбы с вирусом и выявленный на раннем этапе он лечится, как лечится грипп – за неделю. Спросите у президента Трампа, он расскажет.

Теперь о лимите посещения синагог. Вы не можете собрать в синагоге более десяти человек для молитвы, но вы можете заполнить ресторан на 25 процентов его вмещаемости. То есть, если это такой ресторан как Encore в бруклинском Бейридже, который вмещает 300 человек, то вы легко можете собрать в нем застолье с последующей дискотекой на 75 человек. Это в 7,5 раз больше,чем в синагоге. Где логика?

В то время, как вы не можете собирать в ресторане больше 25% от его вмещаемости, вы можете собирать сколько влезет – буквально – клиентов на тротуаре перед рестораном. Столы стоят на свежем воздухе? Не совсем. У каждого есть навес и сейчас, в связи с похолоданием, появились пластиковые стены. Чем эти шатры отличаются от закрытых помещений с активной вентиляцией? И даже там, где стен нет, представьте себе такую ситуацию: сидящий за столом асимптоматичный переносчик ковида кашлянет, и тут же теплый осенний ветерок «оросит» его вирусами всех, кто сидит по курсу кашля. Где логика?

И, наконец, как только язык поворачивается жаловаться на многолюдье синагог или еврейских кварталов у тех, кто поощрял мирные демонстрации протеста БЛМ в разгар пандемии? То есть правила, которые у нас, по словам Куомо, для всех, на самом деле не для всех. Если бы они были для всех, Куомо, наверное, сказал бы: «Мне безразлично, ты католик, еврей, мусульманин, атеист или участник мирного протеста». Но он так не сказал.

Действительно ли Боро-Парк является эпицентром вспышки ковида, как говорит Куомо? Нет, не является. Это подтверждает карта горотдела здравоохранения, где зафиксирована смертность на 100 тысяч человек по городским зипкодам:

Боро-Парк – 3 912;

Белл-Харбор – 3 999;

Фар-Рокавей – 4 619;

Джексон-Хайтс – 4 622;

Корона – 4 675;

Ист-Элмхерс – 4 895;

Список районов, где смертность от ковида выше, чем в Боро-Парке, не включает районы Верхнего Манхэттена и Бронкса. Там тоже есть свои эпицентры.

Почему, при том, что Боро-Парк не является самым опасным из городских районов, губернатор проявляет такое повышенное внимание именно к нему?

Если мы действительно ищем логику в действиях губернатора Куомо и мэра Де Блазио, то ответ может быть только один. Карантин – давно стал механизмом устрашения. Спрячься, иначе ты заболеешь и умрешь. И в нашем городе этот механизм включен не против самого инфицированного района на городской карте, а против района, который в 2016 году проголосовал за Трампа и проголосует за него еще раз в этом ноябре. Так выглядела карта результатов президентских выборов 2016 года, составленная “Нью-Йорк таймс”. Красные районы – республиканские. В Бруклине центром этих красных районов был Боро-Парк. Самые смертносные районы Квинса – однозначно демократические – темносиние и к ним у губернатора претензий нет.


Карта “Нью-Йорк таймс” – результаты выборов 2016 г. Красные районы голосовали за Трампа.

Если вы сопоставите две карты Бруклина – политическую и карантинную, вы будете поражены тем, как совпадают их красные зоны.


Карантинная карта Бруклина губернатора Куомо

Вот тебе и вся логика наших левых начальников – запугать консервативный блок избирателей смертельной опасностью и сделать все, чтобы свести на нет их участие в выборах 3 ноября.

Если только моя версия верна, добавлю, что “трюк” Куомо – щедрая порция масла в никогда не угасающий огонёк антисемитизма. Знакомые с демографией Бруклина хорошо знают, что в новой санитарной красной зоне живут не только “ультра-ортодоксы”, которых губернатор обвинил во вспышке ковида. Вдоль Кони-Айленд авеню живут мусульмане, Южный Бруклин заселен эмигрантами из бывшего СССР, и не только русскими евреями, но и выходцами из среднеазиатских республик. Но Куомо сделал козлов отпущения из ультра-ортодоксов.

На днях группа еврейских организаций вчинила иск губернатору Куомо в связи с нарушением религиозных свобод. Чтобы сохранить свои свободы, истцы, да и мы все, должны позаботиться о массовой явке своих конгрегаций и приходов на избирательные участки 3 ноября.

Вадим ЯРМОЛИНЕЦ >

BE A MEMBER!

Contact Us

Fill out contact form below and

click "Submit" button

ADDRESS

310 Melvin Dr. Ste 17

Northbrook, IL 60062

PHONE

(847) 485-9508

EMAIL

© 2020 AIEFound, NFP